Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Море

"Пер Гюнт": личная драма в легеньком стиле

Посмотрела фильм "Пер Гюнт", снятый немцами. Произвел впечатление. Противоречивое. Он, с одной стороны, прекрасен, а с другой - ужасен и неудачен. Поскольку свой внутренний эмоциональный конфликт я могу разрешить только одним способом - написав об этом, то так и сделаю. Чтобы отпустило.

Начну с находок

Почти все актеры (особенно удался главный герой), фотографичность сцен, перенос повествования в наши дни... Прекрасная мама! В самом начале появляется женщина неопределенного возраста в открытом коротком платье и ласкается с юношей так, что прямо неловко. Не знаю, увлекался ли режиссер психоанализом, но показал очень наглядно тему психологического инцеста мамы и сына. На мой взгляд, тут режиссер Уве Янсен, снявший фильм в 2006 году, правильно усилил то, что еще в 1867 году контурно наметил в поэме гениальный Генрик Ибсен. Гениальный тем, что психологические исследования на тему дисфункциональных семейных отношений появились лишь в середине 20 века, а он-то все увидел, почувствовал и описал гораздо раньше! Конечно, в поэтической форме и не так откровенно, как это показывают в наши дни, но вполне точно.

Прекрасны экспрессивные тролли, девушки красивы, главный герой красочно тонет в пучине порока. Фильм очень чувственный и при этом не пошлый. Трогает, смотреть интересно, но...

Но

Очень жаль, что режиссер упустил из виду то, что упускать никак нельзя - фактор времени. Пока юный герой порхает, в драматической поэме Ибсена проходит время. Проходит жизнь Пера Гюнта и жизнь всех тех, кто с ним связан. В этом трагичность, в этом вся соль -  и этого нет в фильме! Непостижимо!

Неудивительно, что при таком видении сюжета ни светлый образ вечно верной Сольвейг, ни образ демонического Пуговичника у режиссера, увы, не получился. Сольвейг – милая светловолосая девчушка, а Пуговичник вообще нестрашный дяденька - эдакий неавторитетный папаша, который немножко занудливо таскается за Пером и все время что-то бубнит. 

Убрав из сюжета течение времени, режиссер украл у него и душу, и глубину, и смысл. Если смотреть фильм режиссера Уве Янсена, не читая поэму, то хочется пожать плечами. Молоденький мальчик в течение одного лета прекрасно проводит время с разными девушками, в конце концов, понимает, что немного запутался и приходит этим же летом обратно к такой же молодой и красивой Сольвейг. Хочется спросить: «Ну и что?. В чем проблема-то? Это – о чем?»

Обидно за Ибсена, обидно за себя, обидно за сюжет. Мне бесконечно жаль, потому что мог бы получиться глубокий, настоящий фильм, а вышел - клип в стиле «как нескучно я провел лето».

P.S. Кстати, помнится, когда я была маленькой, по телевизору показывали другую экранизацию, которая меня тогда очень впечатлила. Жалко, что за давностью лет не помню подробностей, пересмотрела бы с удовольствием.

Звезды

Волкодав. Недетская не сказка.

После творческой встречи с Семеновой я, конечно, не ожидала, что на экране по воле режиссера оживут все персонажи книги, как они есть - Мария Семенова юридически не имела права влиять на сценарий фильма. Поэтому я шла смотреть самостоятельный фильм, снятый по мотивам трилогии о Волкодаве, и думала, что если он окажется интересным, то и довольно с меня.

Казалось, ничто не предвещало беды… И выбор очень фактурного Александра Бухарова на роль главного героя, и многомиллионный бюджет, и долгие съемки картины, и препирательства режиссера-Лебедева с Семеновой наводили на мысль, что работа была проделана большая и к материалу все участники подошли с полной серьезностью.

Впрочем, о серьезности не стоило беспокоиться - с первых же кадров, когда с экрана полились реки крови, даже самый неискушенный зритель мог убедиться, что фильм будет натуралистичным не по-детски. Красочная сцена истребления рода Волкодава, потом сцена убийства Людоеда и всех прочих, кто под руку попался, убеждали в этом просто на раз. Если говорить о жестокости - многие современные фильмы снимают, похоже, под копирку – чем больше отрубленных конечностей и трупов, тем лучше. Требует ли этого кровожадный зритель или без этого никак не обойдется замысловатый сюжет? Вопрос, увы, без ответа.

Начало фильма, вплоть до похода Волкодава и компании в Галирад, почти полностью совпадает с книгой, а дальше начинается самостоятельная сюжетная линия, придуманная режиссером-сценаристом Лебедевым: по дороге они встречают группу путешественников, с которыми едет кнесинка Елень, переодетая мальчиком. Внезапно из леса появляется разбойник Жадоба, одетый в черную маску, он на голову выше остальных и всем своим видом навевает страх и ужас. В черных когтистых лапах он держит меч и одного взмаха его достаточно, чтобы трава на поляне пожухла, люди попадали с ног, а враги так и вовсе разлетелись в разные стороны. Жадоба производит неоднозначное впечатление, его образ явно напоминает совсем другого героя из всем известного эпического фильма. Честно говоря, если бы тут из ближайших кустов выбежали Фродо с Сэмом, я бы не удивилась.

Я не буду пересказывать фильм полностью, скажу только, что смотреть скучновато - сюжетная линия в картине витиевато петляет - то поражает своей не всегда адекватной идентичностью с сюжетом книги или аллюзиями с широко известными сюжетами, то, наоборот, удивляет новаторством авторской мысли. Герои "несут свою вахту" с тотальной серьезностью, без намека на юмор. Финал, в котором Морана-смерть парит над героями в образе каменной совы, а Волкодав с помощью меча-кладенца и бога грозы ее побеждает, выглядит невозможно пафосным и лубочным.

Волкодав в картине молчалив, суров и боевит. Он призывает своих врагов на бой, безжалостно расправляется с ними и никак не желает слушать поразительно похожую на Деву Марию мать Кендарат (Варлей), которая пытается внушить ему, что миром правит любовь. Но убеждает она как-то не очень убедительно, да и появляется все время как-то не в тему, притянуто к основной сюжетной линии, словно греческий "бог из машины". Нелетучий Мыш получился очаровательно-живым, кнесинка - загадочно-прекрасной. К сожалению, отношения между героями, специфический мир, созданный в трилогии - то, что в книге интереснее всего - в фильме заменили невнятная мистика и батальные сцены.